Программа фундаментальных исследований Президиума РАН на 2012-2015гг.

2015г.

Программа фундаментальных исследований президиума РАН № 16

Пространственное развитие России в XXI веке: природа, общество и их взаимодействие

Направление: Изменение моделей пространственного развития, качественно новое освоение территорий (Арктика, Сибирь и Дальний Восток, крупногородские ареалы, приграничные регионы).

Проект: Новая структурность арктического пространства (территориальные сети,  центры,  линии взаимодействия)

Научный руководитель – д-р геогр. наук,  проф. Пилясов А.Н.

 Результаты проекта в 2015 г. 

- Систематизация работ по стратегиям социально-экономического развития регионов и муниципальных образований арктической зоны Российской Федерации, выполненных коллективом СОПС и другими научно-исследовательскими центрами.

Обобщение действующих документов стратегического планирования (утвержденных стратегий и программ социально-экономического развития) 12 арктических и северных субъектов Российской Федерации с целью выявить типы фронтирных территорий, что позволило обозначить шесть видов фронтира: геологический, комплексно-ресурсный, инфраструктурный, военно-морской, островной, приграничный.

Материалы стратегий развития арктических и северных регионов России предоставляют возможность обозначить, нащупать главный для территории фронтир – направление в пространстве перспективной максимальной концентрации усилий – созидательной энергии освоения: Мурманская область - военно-морской фронтир; Республика Карелия – приграничный; Архангельская область – инфраструктурный; Ненецкий автономный округ комплексно-ресурсный; Республика Коми - комплексно-ресурсный; Норильский промышленный район – инфраструктурный; Ямало-Ненецкий автономный округ - комплексно-ресурсный; Ханты-Мансийский автономный округ-Югра - комплексно-ресурсный; Республика Саха (Якутия) - комплексно-ресурсный; Сахалинская область – островной; Магаданская область - «блуждающий» (геологический-островной-ресурсный) фронтир; Камчатский край - военно-морской; Чукотский автономный округ -  комплексно-ресурсный фронтир. На этот основной фронтир региона нанизывается, с ним стыкуется,  ряд других «рубежей» мощного перспективного прорыва. Фронтир никогда не охватывает все пространство региона, но лишь наиболее динамично развиваемую его часть, которая вовлекает в фарватер развития и другие, становится пространственным драйвером для остальных территорий.

- Конкретизация ключевых понятий современного пространственного развития Арктической зоны Российской Федерации (сети, инновации, укорененность), характеристика их базовых особенностей

В Арктической и северной зоне РФ можно обособить два типа территориальных структур: линейно-узловые в старопромышленных регионах с относительно развитой инфраструктурной обустроенностью (Мурманская, Архангельская, Магаданская Сахалинская области, Норильский промрайон, республики Коми и Карелия); точечно-сетевые структуры без наземной дорожной сети, объединенные сезонными транспортными путями (зимники, речное, морское судоходство) – более молодые по хозяйственному возрасту Ненецкий автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Республика Саха (Якутия), Ханты-Мансийский автономный округ Чукотский автономный округ, Камчатский край. Особенности территориальной структуры определяют характер «заражения» инновациями арктических и северных территорий. В первом типе диффузия нововведений протекает по классическому центро-периферийному алгоритму – от городских округов, центров агломераций на окраины, на периферию. Во втором (полицентричном, сетевом) типе распространение инноваций в пространстве проходит как их одновременное проникновение сразу в несколько центров (от центра к центру), а потом уже дальше, на периферию – сразу сеть центров оказывается вовлеченной. В линейно-узловой структуре старопромышленных регионов феномен социальной укорененности жителей, естественно, проявляется сильнее, чем в полицентричной структуре относительно молодых по возрасту хозяйственного освоения регионов.

- Определение роли предпринимательства в формировании новых пространственных конфигураций российской Арктики.

В соответствии с методологией Г. Хофстеда анализ предпринимательского капитала местного сообщества проводился по четырем срезам: иерархическая или плоская структура местной власти; индивидуализм или коллективизм местного сообщества; распределение гендерных ролей; склонность или избегание риска в местном сообществе . На основании этих критериев сравнивались арктические (северные) города и регионы-аналоги. Например, Ноябрьск и Новый Уренгой. По второму критерию (индивидуализм против коллективизма) в Ноябрьске существенно больше число индивидуальных предпринимателей – они составляют три четверти всех предпринимателей; в Новом Уренгое лишь чуть более половины. Представляется, что вот это различие в предпринимательском профиле двух городов имеет фундаментальный характер. (По остальным критериям позиции городов сближены).

Различия в предпринимательском профиле между городами обозначаются в секторе услуг. Уровень достатка и мобильности у сообщества Нового Уренгоя выше, чем в Ноябрьске. В Новом Уренгое поэтому выше уровень развития «досугового» общепита (по сравнению с Ноябрьском здесь существенно больше число мест в ресторанах, кафе, барах), но меньше число фирм бытового сервиса (социально укорененных).

Сила позитивных экстерналий в городах одного размера, как показывают наши наблюдения, зависит от плотности населения: при прочих равных условиях, в более компактных городах естественно ожидать и большую силу позитивных экстерналий всех видов (эффектов нечаянного заражения, подхватывания, использования новшеств другими субъектами местной экономики). По крайней мере, можно утверждать, что развитие предпринимательства с этим связано: среди тюменских северных городов-стотысячников самая высокая плотность у Нефтеюганска (около 8 человек на га), он и лидер по числу предпринимателей на тысячу жителей. Ноябрьск следует за ним по показателям плотности (5,9) и по показателям активности предпринимателей. Новый Уренгой имеет плотность 4,8 чел. на га, ниже ноябрьских показателей – и чуть хуже  показатели предпринимательского движения. С другой стороны, Норильск и Воркута, которые очень сильно отстают от тюменских северных городов по плотности населения, также сильно отстают и по развитию малых и средних предприятий.

- Описание основных сценариев развития промышленных городов Арктики.

С учетом принятой методологии новой промышленной политики были выделены следующие сценарии (сгруппированные по степени предпочтительности от наихудших к наилучшим):

Пессимистические сценарии:

   закрытие моногорода

   неуправляемое сжатие

   умеренно негативное развитие

Сценарии неустойчивого развития:

   «ползучая» (постепенная) модернизация

   диверсификация экономики (подтип 1: диверсификация при хороших параметрах стартовой точки развития за счет разовой трансформации специализации, инициированной «извне»)

Оптимистические сценарии:

   диверсификация экономики (подтип 2: за счет внутреннего инновационного поиска при плохих параметрах стартовой точки развития -- кризисное или неустойчивое состояние ГРОП и города в целом);

   управляемое сжатие;

   диверсификация экономики (подтип 3: за счет внутреннего инновационного поиска при хороших параметрах стартовой точки в части социально-экономического развития).

Ключевыми параметрами, определяющими суть сценариев и их группировку (сценарная развилка), являются: роль градообразующего предприятия в дальнейшем развитии города, активность или пассивность местного сообщества в инновационном поиске в рамках местной производственной системы, динамика численности населения, стартовые параметры реализации сценария.

 2014г.

 Программа фундаментальных исследований президиума РАН № 31

«Роль пространства в модернизации России: природный и социально-экономический потенциал»

Проект 1.2. Размещение производительных сил в условиях инновационной экономики

Научные руководители – акад. РАН Минакир П.А., д.э.н., проф. Пилясов А.Н.

 В 2014 году были выполнены работы по развитию монопрофильных населенных пунктов Республики Саха (Якутия), по стратегиям городов Ханты-Мансийска и Ноябрьска, по новой промышленной политике в монопрофильных городах России, по развитию регионов российской Арктики в сопоставлении с другими полярными странами. Различие сюжетов и уровней проведенных исследований (циркумполярный, национальный, региональный, муниципальный) позволило изучать формирующееся новое размещения производительных сил России с разных аспектов.

Стало очевидным, что задачи инновационной модернизации пространственной организации производительных сил страны, при наличии общих инновационных трендов, характеризуются и протекают со значительной спецификой в разных участках российского пространства. Для высокоплотностной среды крупных столичных агломераций реально говорить о проявлении постиндустриальных закономерностей размещения, которые выражаются в возвышении роли творческих индустрий, креативного класса, знания в дислокации новых экономических активов в микропространстве городов-миллионников и их ближайших пригородах. В старопромышленных районах и монопрофильных городах России размещение производительных сил менее свободно и характеризуется существенной зависимостью от "прошлого пути" - на протяжении нескольких десятилетий может рассматриваться как ответ на вызов реструктуризации прошлого индустриального наследия. Хотя путь каждой территории к освобождению от этих гирь специфичен, есть несколько общих направлений, которые сопряжены с изменениями в пространственной организации производительных сил и характеризуются разной степенью радикальности (ликвидация старопромышленных активов и полная "расчистка" территории для нового цикла освоения; "управляемое сжатие" с переселением части занятых; экономическая реструктуризация в направлении инновационной модернизации сложившейся специализации или ее диверсификации. Наконец, для индустриально-аграрных и аграрных территорий, зон опережающего (пионерного) развития речь идет о "новой индустриализации" и формировании новых промышленных районов в прежде абсолютно неиндустриальных территориях - аграрных республиках, на арктическом шельфе, в рекреационных (курортных) зонах.

Размер российских пространств позволяет проявляться широкой амплитуде закономерностей размещения производительных сил, отражающей каждый раз свою специфику сочетания хозяйственных укладов на конкретной местности. А средний размер национальной экономики определяет то, что очаги постиндустриального уклада с его законами размещения крайне немногочисленны и имеют платформенный, островной характер. Этот феномен компактного, изолированного размещения производств нового уклада характерен и для развитых стран мира - отличие России состоит в том, что он возникает у нас на несколько десятилетий позднее и в том, что количество таких "островов" для страны такой численности населения и площади исключительно невелико. Это есть следствие важнейшего противоречия пространственной экономики России - между колоссальной площадью и очень средними размерами самой экономики. Оно существовало во все эпохи, но в индустриальную смягчалось за счет масштабного инфраструктурного обустройства российских пространств железными, автомобильными и воздушными трассами; в новую эпоху преодолевается в большей степени за счет развития национальных и субрегиональных центров, их агломерационного эффекта и контроля модернизации производительных сил на "подшефных" периферийных территориях.

Многоукладность российской экономики, которая проявляется в одновременном присутствии на пространствах страны аграрного, индустриального и постиндустриального хозяйственных комплексов, означает одновременное проявление различных закономерностей в организации и размещении производительных сил. Технологические и организационные новшества оказывают разное воздействие на каждый из этих хозяйственных комплексов России. Ввиду того, что формы сочетания и интеграции укладов в различных частях страны специфичны, также специфична и роль инновационного фактора в преобразовании и модернизации производительных сил. На этом фоне общей закономерностью становится возвышение роли крупных российских городов в генерировании новых сдвигов в размещении производительных сил; восприятии, выработке и трансляции новшеств в другие участки российского пространства. Максимально рельефно роль крупных городов в новых сдвигах в размещении производительных сил проявляется в агломерационном эффекте - и тем отчетливее, чем более разреженно пространство периферии, в которой он действует: например, в Сибирском федеральном округе отчетливее, чем в Северо-Западном; в Республике Саха (Якутия) мощнее, чем в Ленинградской области.

Как показывают выполненные в 2014 году карты по местным рынкам труда России, значительная часть российской периферии не является "заякоренной" на ближайший городской центр, который не способен выполнять функции инновационного, креативного лидера для своей «подопечной» территории. В этих условиях роль таких центров вынужденно выполняют национальные столицы и/или крупные субрегиональные центры. В результате инновационная модернизация производительных сил в этих территориях существенно тормозится. Одним из решений данной проблемы может стать развертывание новых проектов разного масштаба  и значения (местных, региональных, федеральных), способных сконцентрировать вокруг себя квалифицированные, творческие кадры и стать катализаторами инновационной модернизации производительных сил.

Проект 3.1. Обоснование системных изменений в пространственном  развитии экономики

 Научные руководители – акад. Аганбегян А.Г., д.э.н., проф. Михеева Н.Н.

Актуальность темы. Выявление системных изменений пространственной динамики и определение закономерностей пространственного развития являются важнейшими условиями для определения направлений и приоритетов модернизации экономики в пространственном разрезе и формирования на этой основе научно обоснованной региональной политики.

Содержание исследования. Показано, что основным направлением структурных сдвигов в долгосрочном периоде является смещение населения и производства в западном и южном направлениях, однако в условиях кризиса и послекризисного восстановления экономики проявились тенденции к пространственной диверсификации производства. Динамика производства в регионах определялась преимущественно общенациональными трендами, положительный вклад структурных сдвигов в рост валового регионального продукта и промышленного производства был невысоким. Диверсификация производства в регионах является фактором стабильного роста, но наиболее высокие темпы обеспечивают регионы с высоким уровнем специализации. Анализ динамики межрегиональной дифференциации среднедушевых показателей производства и доходов населения свидетельствует о тенденции к сглаживанию межрегиональных различий.

Новизна исследования. Показано, что сдвиги в размещении производства и занятости не стали существенным фактором роста эффективности использования ресурсов для экономики в целом. Гипотеза относительно перемещения производства и занятости населения в регионы, характеризующиеся более высокими показателями качества жизни, подтверждается только для пространственных сдвигов в структуре производства. Явной зависимости между изменением пространственной структуры занятости и показателями качества жизни не прослеживается.

 Проект 5.4. Пространственное развитие Арктической зоны Российской Федерации на основе модернизации экономики

Научный руководитель – к.т.н. Коновалов А.М.

Результаты, полученные в ходе исследования: Разработка организационных моделей активизации межрегионального сотрудничества в Арктической зоне Российской Федерации. Проведение сравнительного анализа и оценки эффективности различных моделей государственно-частного партнерства в Арктической зоне Российской Федерации. Разработка научно-методических подходов к определению приоритетных мер стимулирования пространственного развития Арктической зоны Российской Федерации.

 Проект 6.3. Перспективы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве

Научные руководители – акад. Глазьев С.Ю.,  д.э.н., проф. Вашанов В.А.

Перспективы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве охватывают следующие стадии. На первом этапе  рассматриваются  экономические позиции России в СНГ. Для дальнейшего продвижения и практической реализации интеграционных инициатив в формате СНГ России необходимы действенные  рычаги влияния. Среди них: имиджевые рычаги, финансовое донорство  и политическое  воздействие  на партнеров.

Анализ законодательной базы, определяющей формирование таможенной политики  стран СНГ, дает основание утверждать, что страновые различия заключаются главным образом в механизме и инструментах ее реализации. При Евразийском экономическом сообществе основными целями ЕЭП были определены: - эффективное функционирование  общего (внутреннего) рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов; создание  условий стабильного развития экономики сторон в интересах повышения жизненного уровня населения; проведение  согласованной, налоговой, денежно-кредитной, валютно-финансовой, торговой, таможенной и тарифной политики; развитие  единой транспортной, энергетической  и информационной систем.

Рассмотрены перспективы формирования Евразийского Союза. Основные  направления перехода от ЕЭП к ЕЭС включают передачу  ЕЭК полномочий  по инициированию и принятию решений, а также создание союзных  институтов  регулирования экономики в рамках переданной на поднациональный уровень функций.

Расширение ядра евразийской интеграции можно представить в виде концентрических колец. Ядро составляют  три государства-члена ЕврАзЭс, имеющих  правовые основания для присоединения – Кыргызстан,  Таджикистан и Армения (государство-наблюдатель в ЕврАзЭс).

В работе рассматриваются оптимизации евразийского интеграционного процесса в условиях глобального кризиса.

Проект: 7.2. Инструменты региональной политики и эффективность их использования

 Научный руководитель – д.э.н., проф. Михеева Н.Н.

Актуальность темы. Разработка методологии комплексной оценки эффективности региональной экономической политики и используемых для ее реализации инструментов; анализ эффективности использования инструментов экономической политики в практике регулирования регионального развития являются важными условиями разработки и эффективного использования инструментов региональной политики для решений задач модернизации экономики.

Содержание исследования. Проведена классификация инструментов, используемых при реализации региональной экономической политики. Выявлены особенности различных групп инструментов, определяющие оценку их эффективности.  На основе анализа зарубежного и российского опыта сформированы методологические подходы к оценке отдельных инструментов. Предложены направления совершенствования методик, обеспечивающих возможность сравнительной оценки эффективности инструментов региональной политики. Особое внимание уделено разработке инструментария для оценки инновационной политики в регионах. Разработаны методы оценки прогрессивности системы межбюджетных трансфертов по показателям уровня жизни населения.

Новизна исследования. Проведена проверка прогрессивности системы предоставления федеральной финансовой помощи регионам. Сделан вывод о том, что политика распределения финансовой помощи между регионами не является ни выравнивающей, не стимулирующей и малоэффективна с позиции борьбы с бедностью.

Проект 7.7. Разработка концепции модернизации правовой позиции Российской Федерации в отношении арктического шельфа

Научный руководитель – д.ю.н., проф. Вылегжанин А.Н.

По результатам проведенного исследования сформулированы и теоретически обоснованы следующие составляющие модернизированной правовой позиции Российской Федерации в отношении арктического шельфа:

        формате юридической гармонизации мер по охране окружающей среды в Арктическом регионе, принимаемых арктическими странами-членами Арктического совета;

        концепция правовой защиты национальных интересов России при делимитации арктического континентального шельфа с четырьмя сопредельными арктическими государствами, с учетом фактора трансграничных минеральных ресурсов и с учетом перспектив предотвращения потери участка шельфа в арктическом секторе России, который НАТО и Европейский Союз уже считают шельфом России.

Полученные результаты: разработаны концептуальные начала модернизации подхода России к определению границ российского шельфа в Арктике, в целях минимизации негативных последствий для российских интересов примененной в 2001 г. статьи 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (о границе между шельфом и районом «общего наследия человечества»).

Базовой идеей модернизированной правовой концепции границ арктического шельфа России является совокупное применение  в Арктике  обычных и договорных  норм международного права, прежде всего, двустороннего и регионального уровня,  что позволит российскому государству сохранить значительную часть того района шельфа в российском секторе Арктики, от которого МПР России в 2001 г. отказалось на основе   Постановления Правительства России  1997 г.

Кроме того, был исследован современный правовой режим водных пространств Центрально-арктического района, в т. ч. покрытых льдами.

Разработанная концепция  была доложена на заседании «круглого стола» в Аналитическом центре при Правительстве РФ 24 ноября 2014 г.

2013г.

ПРОГРАММА ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРЕЗИДИУМА РАН № 31

«Роль пространства в модернизации России: природный и социально-экономический потенциал»

 Проект 1.2. Размещение производительных сил в условиях инновационной экономики

Научные руководители – акад. РАН Минакир П.А., д.э.н., проф. Пилясов А.Н.,  чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

 Содержание и основные результаты исследования: Исследования размещения производительных сил в 2013 году проводились по пяти направлениям.

Во-первых, был проведен обзор десятков европейских работ (докладов ежегодных конгрессов Европейской ассоциации региональной науки, публикаций основных журналов региональной науки за последние пять лет) по теории и практике размещения экономических активов в регионах ЕС.

Во-вторых, были обобщены складывающиеся в России конкретные тенденции в размещении производительных сил в результате анализа всех утвержденных стратегий федеральных округов и Арктической зоны Российской Федерации. Данный анализ позволил выделить (агрегированно) новые элементы размещения, которые проявляют себя практически во всех федеральных округах России: феномен низового экономического района в виде локализованных участков повышенной экономической концентрации – инновационных долин, кластеров, технопарков и др.; феномен крупных городских агломераций; появление новых/ преобразование старых трасс/ транспортных коридоров и сетей; возвышение в новых ресурсных проектах на Севере и в Арктике гетерогенных активов, отработка которых характеризуется значительной спецификой организации и размещения производительных сил.

В-третьих, в процессе разработки стратегий и программ северных городов внимание было обращено на развенчание сложившихся распространенных мифов и заблуждений в вопросах размещения производительных сил сегодня (о роли предприятий реального сектора экономики, о месте крупного градообразующего предприятия в местной экономике и др.).

В-четвертых, была проведена первая типология новых промышленных районов России, которые опираются на средний и малый бизнес, возникают на периферии метрополитенских ареалов, за чертой крупных городских агломераций, нередко в сельской местности - как сельская промышленность. В российских регионах были выделены классический неомаршаллианский тип промышленного района, «спутниковая платформа», тип «ядро-периферия» и огосударствленный.

В-пятых, в результате сопоставления классического «большого» экономического района Н.Н. Колосовского и низового экономического района Алаева-Беккатини была охарактеризована природа (специфика) малого экономического района, существующего в разных регионах в виде особых экономических зон, технопарков, промышленных округов, бизнес-инкубаторов и др.

Резюмируя. В процессе исследования были определены новые формы и факторы размещения производительных сил (промышленные районы, региональные инновационные системы, инновационные кластеры, интеллектуальные платформы и др.). Был проведен аналитический обзор сотни зарубежных, преимущественно европейских работ, посвященных тематике размещения производительных сил. 10

 Проект 3.1. Обоснование системных изменений в пространственном развитии экономики

 Научные руководители – акад. Аганбегян А.Г., д.э.н., проф. Михеева Н.Н., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

 Актуальность темы. Исследование теоретико-методологических основ транс-формации социально-экономических систем и определение закономерностей пространственного развития является важным условием для разработки направлений модернизации экономики и выработки региональной политики, их реализующих.

Содержание исследования. Представлены результаты анализа пространственных пропорций экономического роста России, проведенного на актуальной информационной базе, выявлены направления структурных сдвигов в условиях кризиса и послекризисного восстановления экономики. Предложен подход к выявлению новых центров экономического роста, основанный на анализе межрегиональной дифференциации уровней и динамики производительности труда. В рамках общенациональных сценариев долгосрочного развития России проанализированы развилки, порождаемые различными приоритетами пространственного развития.

Новизна исследования. Доказано, что динамика производства в регионах определялась преимущественно общенациональными трендами, положительный вклад структурных сдвигов в рост валового регионального продукта и промышленного производства был невысоким. На основе количественной оценки уровня диверсификации производства в регионах показано, что в большинстве случаев диверсификация является фактором стабильного роста, но наиболее высокие темпы обеспечивают регионы с высоким уровнем специализации.

 Проект 5.4. Пространственное развитие Арктической зоны Российской Федерации на основе модернизации экономики

 Научные руководители – к.т.н. Коновалов А.М., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

 Содержание исследования. С учетом системообразующей роли морской деятельности в развитии Арктической зоны Российской Федерации на основе кластерного подхода была построена модель установления партнерских отношений между всеми заинтере-сованными субъектами государственной политики Российской Федерации в Арктике. На базе сформированных научно-методических подходов проведено функциональное зони-рование и (на основе результатов анализа районируемости всех приморских территорий России) районирование Арктической зоны Российской Федерации.

Полученные результаты. Обоснованы алгоритмы и построение моделей установ-ления партнерских отношений между всеми заинтересованными субъектами государст-венной политики Российской Федерации в Арктике. Сформированы научно-методические подходы к районированию и функциональному зонированию, а также определению инди-каторов комплексного развития Арктической зоны Российской Федерации.

 Проект 6.3. Перспективы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве

Научные руководители – акад. Глазьев С.Ю., д.э.н., проф. Вашанов В.А.

 В отчете исследованы будущие интеграционные процессы на постсоветском пространстве, включающие: реализацию основных направлений экономического сотрудничества в СНГ в 2009-2012 годах, оценку макроэкономической ситуации в государствах - участников СНГ, оценку социальной ответственности бизнеса в современных условиях.

Проект: 7.2. Инструменты региональной политики и эффективность их использования

 Научные руководители – д.э.н., проф. Михеева Н.Н., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

 Актуальность темы. Разработка методологии оценки эффективности различных инструментов региональной политики, а также предложений по целенаправленному ис-пользованию инструментов региональной политики для стимулирования социально-экономического развития является важным условием модернизации экономики.

Содержание исследования. Разработаны методические вопросы формирования инновационных рейтингов российских регионов. Сформированы инновационные рейтинги субъектов Российской Федерации за 2009-2011 годы, включающие оценку инновационного потенциала, инновационной деятельности фирм и результатов инновационной деятельности в регионах. Проведена оценка прогрессивности системы межбюджетных трансфертов по показателям уровня жизни населения. Показана прогрессивность дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов. Проверка прогрессивности остальных межбюджетных трансфертов по показателям уровня жизни показала, что высокообеспеченные регионы получали не только относительно меньше финансовой помощи по сравнению с низкообеспеченными регионами, но и меньше по абсолютной сумме на душу населения.

Новизна исследования. Обоснована концепция региональной инновационной системы (РИС), включающая 5 элементов: создание инноваций; поглощение (абсорбция) ин-новаций; распространение (диффузия) инноваций; спрос на инновации и инновационная политика. Предлагаемый перечень показателей, используемых для интегральной оценки инновационной деятельности в регионах, имеет две особенности: использование по мере доступности статистических данных подхода к оценке региональных инновационных рейтингов, принятого в последней версии Европейского регионального инновационного рейтинга (RIS), и включение в оценку показателей непосредственно характеризующих инновационную деятельность. Проведена оценка прогрессивности системы межбюджетных трансфертов по показателям уровня жизни населения

 Проект 7.7. Разработка концепции модернизации правовой позиции Российской Федерации в отношении арктического шельфа

Научный руководитель – д.ю.н., проф. Вылегжанин А.Н.

 К базовым содержательным результатам работы относятся: международно-правовой анализ предложений по уточнению пространственных пределов юрисдикции Российской Федерации в отношении арктического континентального шельфа, включая правовую квалификацию рекомендаций Комиссии по границам континентального шельфа (создана на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.); анализ опыта Норвегии и Дании (о. Гренландия) по реализации «частичного» представления в указанную Комиссию; рассмотрены предложения по учету Российской Федерацией позиций других арктических государств и их правового опыта в отношении регулирования экономической и иной деятельности на арктическом континентальном шельфе; анализ значения международного обычая как основного источника международного права, применимого к определению правового положения арктического континентального шельфа.

По результатам исследования обоснован вывод о том, что существо модернизации правовой позиции Российской Федерации в отношении континентального шельфа в Арктике состоит в сочетании работы по подготовке второй «заявки» («представления») России (согласно ст. 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.), отличной от методологии «заявки» 2001 г., с комплексным, многовекторным взаимодействием с соседними арктическими государствами, в первую очередь – посредством проведения консультаций, переговоров о предварительном обозначении линий, разграничивающих арктический шельф России с Канадой, Данией (согласно статье 83 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.) и с США (согласно общему международному праву).

По результатам проведенного исследования выявлены составляющие модернизированной правовой позиции Российской Федерации в части:

- юридического учета необходимости более жестких мер арктических стран по охране окружающей среды в регионе;

- позиции относительно делимитации арктического континентального шельфа с четырьмя сопредельными арктическими государствами, с учетом фактора трансграничных минеральных ресурсов.

Результаты НИР отражены в публикациях по проекту, апробированных в ходе научных докладов на конференциях, симпозиумах, а также в университетских аудиториях.

  2012г.

«Исследование фундаментальных пространственных проблем модернизации российской экономики»

Проект 1.2. Размещение производительных сил в условиях инновационной экономики.

Научные руководители – чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г., д.э.н., проф. Пилясов А.Н., акад. РАН Минакир П.А.

Основные результаты работы по проекту в 2012 году состояли в новой классификации факторов размещения производительных сил России на группу традиционных (жестких) индустриальных; институциональных (полужестких) и мягких (информационных, знаниевых). Сделан вывод о неизбежности сосуществования в пространствах России в течение ближайших десятилетий всех трех групп факторов размещения важнейших экономических активов. В результате обобщения опыта размещения производительных сил в крупнейших федерациях мира (Канаде, США, ЕС) показана теснейшая связь изменений в общественном разделении труда и его пространственной развертки в виде размещения производительных сил конкретной экономической эпохи.

Проект 3.1. Обоснование системных изменений в пространственном развитии экономики

Научные руководители  - д.э.н., проф. Михеева Н.Н., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г., акад. РАН Аганбегян А.Г.

Основные результаты: показан потенциал модернизации различных отраслей, направления и возможности технологического обновления производства, структурной перестройки экономики. На основе анализа динамики добавленной стоимости по видам экономической деятельности за период 2003-2010 годов проведена группировка отраслей, в зависимости от уровня производительности труда, оценен потенциал модернизации. Проведен анализ пространственной структуры валовой добавленной стоимости и динамики производства, на базе которого выполнена группировка субъектов федерации, выявлены регионы, обладающие значительным потенциалом  роста, а также проблемные регионы, задачи модернизации экономики которых стоят наиболее остро.   Рассмотрены вопросы оценки инновационного потенциала регионов как фактора модернизации. На основе  комплексной оценки инновационной активности субъектов Российской Федерации дан анализ межрегиональных различий инновационной активности регионов и факторов, ее определяющих. Представлены результаты эмпирического анализа взаимосвязи инновационных факторов и экономической динамики в российских регионах.

Проект 5.4. Пространственное развитие Арктической зоны Российской Федерации на основе модернизации экономики

 Научные руководители –  к.т.н. Коновалов А.М., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

Цель работы – разработка методологической основы стратегического планирования пространственного развития Арктической зоны Российской Федерации

В рамках работы сформированы научно-методические подходов к построению сценариев и определены основные параметры долгосрочного прогноза научно-технологического и социально-экономического развития АЗРФ в условиях глобализации и модернизации российской экономики с учетом внешних, внутренних и случайных факторов; определены перспективные направления международного и трансграничного сотрудничества с арктическими и неарктическими государствами при изучении, освоении и эксплуатации пространств и ресурсов Арктики.

Полученные результаты: методологические основы и методы разработки долгосрочного сценарного прогноза научно-технологического и социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации и приарктических регионов России.

Проект 6.3. Перспективы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве

 Научные руководители – акад. РАН Глазьев С.Ю., д.э.н., проф. Вашанов В.А

Новизна исследования -  В работе сделан  прогноз функционирования и формирования новых интеграционных образований на постсоветском пространстве; рассмотрена возможность Интеграции в рамках Центральной Азии; даны модели региональной интеграции; представлены этапы и содержание дальнейшего развития Таможенного союза; даны предложения по формированию модели Евразийского союза.

Научная и практическая значимость работы: Из обширного перечня механизмов реализации моделей интеграции в отчете представлены наиболее эффективные и действенные в рыночных условиях, позволяющие вовлечь в интеграционный процесс многие субъекты хозяйствования в странах СНГ.

Полученные результаты данной работы будут использованы  при проведении оценки эффективности функционирования действующих интеграционных образований и разработке прогноза образований новых интеграционных группировок.

 Проект: 7.2. Инструменты региональной политики и эффективность их использования

Научные руководители – д.э.н., проф. Михеева Н.Н., чл.-корр. РАН Фетисов Г.Г.

Новизна исследования. Предложены методические подходы к оценке влияния на регион различных инструментов селективной поддержки отдельных регионов, в частности, федеральных целевых программ (ФЦП) региональной направленности, проектов Инвестиционного Фонда РФ (ИФ), особых экономических зон (ОЭЗ).

Содержание исследования. Дан анализ системы инструментальных средств, используемых в странах с унитарным и федеральным государственным устройством для регулирования регионального развития. Приведена классификация инструментов реализации региональной экономической политики, используемых на макро- и микроуровне.  Представлены результаты анализа зарубежного и российского опыта исследования вопросов эффективности региональной политики. Дан анализ методик оценки эффективности и результатов использования в регулировании регионального развития отдельных инструментов региональной политики, выявлены особенности, определяющие оценку их эффективности. Разработаны методические подходы к оценке влияния на регион использования в практике регионального регулирования различных инструментов селективной поддержки отдельных регионов, в частности, федеральных целевых программ (ФЦП) региональной направленности, проектов Инвестиционного Фонда РФ (ИФ), особых экономических зон (ОЭЗ). Предложены направления совершенствования методик, обеспечивающих возможность сравнительной оценки эффективности инструментов региональной политики.

 Проект 7.7. Разработка концепции модернизации  правовой позиции Российской Федерации в отношении арктического шельфа

Научный руководитель – д.ю.н., проф. Вылегжанин А.Н.

Новизна исследования. Работа в целом направлена на подготовку научной основы исполнения поручения Администрации Президента Российской Федерации, нацеливающего на модернизацию современной правовой позиции России в отношении ее континентального шельфа в Северном Ледовитом океане (от 30.04.2011 г., по письму Секретаря СБ РФ № А21-1669 от 29 апреля 2011 г.).

Содержание исследования. Исследованы политико-правовые позиции приарктических государств в отношении арктического шельфа после распада СССР в 1991 году; дан  научный анализ резкого изменения в 1997 году правовой позиции России в отношении арктического шельфа (в сопоставлении с позицией Императорской Россией и Советского Союза); выявлены плюсы и минусы такого изменения; современные интересы России в отношении арктического шельфа сопоставлены с вариантными правовыми способами их обеспечения; исследованы правовые возможности  предотвращения  потери  Россией пространства своего арктического шельфа площадью более 330 000 кв.км., которое с 2001 г. МИДом и МПР России обозначено на сайте Комиссии по границам континентального шельфа как не являющееся частью континентального шельфа РФ.